До Футбола
Информация о матче: матч(и)
 
Статьи и заметки

dudd

Линк для скачивания видео обзора матча 28 минут от ivstad:
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2984555 MPEG Русский
или полное видео матча в мегараздаче ЧЕ-1996 от Андрей М.
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4709177 MPEG Русский

ПОД ПРЕССОМ СВОЕЙ ПРЕССЫ

К матчу открытия английская сборная готовилась в непростой обстановке. Изо дня в день газеты обсуждали лишь одно: инцидент, имевший место на борту авиалайнера, который доставил команду на родину после товарищеских матчей в Китае. Во время полета футболисты несколько расслабились и сломали два телевизора и столик, за что авиакомпания «Катай Пасифик» выставила счет ни много ни мало в пять тысяч фунтов.

Слов нет, поступок малопривлекательный, однако трудно все же понять английских коллег: неужели в преддверии столь серьезного испытания им нечем занться, кроме как нервировать команду? Причем делали они это, нисколько не заботясь об истине. Дошло до того, что Робби Фаулер, посоветовавшись со своим адвокатом, подал на газетчиков в суд: по его словам, журналисты без всяких на то оснований причислили его и Стива Макманамана к участникам дебоша.

Терри Венейблс, как мог, пытался сгладить углы, объясняя: «Впервые за две с половиной недели я разрешил ребятам расслабиться в течение одного вечера, и они немного выпили». Но в какой-то момент и у него не выдержали нервы: «К чему сгущать краски и рисовать картину ужасного ущерба, якобы нанесенного нами лайнеру? С каких это пор два телевизора и столик стоят пять тысяч фунтов? Похоже, никому нет дела до того, что было в действительности, каждый слышит лишь то, что хочет услышать, и верит тому, кому хочет верить». В целом же тренер считал, что подобная психологическая встряска даже пойдет на пользу его футболистам: «Это прибавило им решительности и необходимой злости».

Впрочем, пусть не создается у вас впечатление, будто этот инцидент обсуждали все без исключения газеты Англии. Муссирование «жареных» тем — удел желтой прессы, которая, естественно, имеется в любой стране. Но английским любителям футбола есть что почитать и собственно об этой прекрасной игре.

Примечательно, что героем как скандальных, так и футбольных статей был один футболист — Пол Гаскойн. Именно он, как нетруднб догадаться, находился в эпицентре воздушной вечеринки, он же являл собой главную надежду английской сборной на чемпионате Европы.

Шесть лет назад во время чемпионата мира в Италии Гаскойн плакал. Получив предупреждение в полуфинальном матче против Германии, он лишился права сыграть в финале (куда, впрочем, англичане не попали, и он не играл в матче за третье место) и не в силах сдержать свои чувства разрыдался на виду у телекамер, которые мгновенно сделали его слезы достоянием всего мира. Сегодня Англия вспоминает слезы Гаскойна и надеется увидеть их вновь 30 июня. Но это должны уже быть слезы радости. Так 30 лет назад на «Уэмбли» плакал в самую счастливую минуту своей жизни Бобби Чарльтон, подняв над головой Золотую богиню Нике.

Пол Гаскойн сегодня играет в сборной не так, как раньше: «В Италии-90, — вспоминает он, — я старался успеть повсюду и бросался на соперников справа, слева и в середине. Теперь же я — более опытный игрок полузащиты. Я тот, кто получает мяч, играет в пас с партнерами и создает для них шансы. Тот, кто отдает мяч товарищу со словами: «Давай иди вперед, сынок», — как в свое время это делал для меня Бобби Робсон. Теперь моя роль в команде — вовлекать в игру остальных. Если хотите, я своего рода наставник. Мне нравится эта роль, и я надеюсь, что ребята уважают меня так же, как я, когда был моложе, уважал Робсона и Гари Линекера».

Бобби Чарльтон, оценивая шансы английской сборной а чемпионате Европы, сказал: «Для успеха команде необходимы пасы Гаскойна и голы Ширера». Что ж, спустя всего лишь 20 с небольшим минут после начала первого матча мы увидели и то, и другое. Ширер прекрасным ударом завершил изящный чертеж Гаскойна и Инса. Каждый из полузащитников в считанные секунды продемонстрировал ловкий дриблинг и умение дать точный пас, форвард же явил миру свой фирменный пушечный удар. Может быть, главная заслуга Ширера и не в ударе, а в том, как умело открылся он для получения мяча. Забегая вперед, замечу, что, к сожалению, в дальнейшем таких предложений ни от него, ни от его партнера по нападению Тедди Шерингема не поступало. Но тогда, в середине первого тайма, казалось, что это только начало интересного спектакля в исполнении новой английской сборной. Новой не по времени создания, а по игре.

Когда во время церемонии открытия на зеленое поле «Уэмбли» под бурные аплодисменты зрителей вышли выдающиеся в давнем и недавнем прошлом английские игроки, от Стэнли Мэтьюза и братьев Чарльтонов до Гари Линекера и Гленна Ходдла, я подумал: насколько же британский футбол, который мы издавна считаем консервативным и однообразным, чуть ли не примитивным, на самом деле был богат, рождал игроков разнохарактерных по манере и стилю, неповторимых, часто преображавших команды, в которых они выступали.

В большей степени это происходило на уровне клубов, ибо английская сборная всегда была брлее традиционна, и ее тренеры часто пренебрегали выбивавшимися из общего ряда мастерами. К такой сильной личности, как Бобби Чарльтон, пренебречь которым было невозможно, это не относится, но вот, скажем, к Джимми Гривсу и Гленну Ходдлу — в полной мере.

Когда два с лишним года назад Грэма Тэйлора сменил на посту тренера английской сборной Терри Венейблс, обладавший богатым опытом работы на континенте, от команды стали ждать движения в сторону более тонкой комбинационной игры.

Именно эту игру мы и увидели в первом тайме матча со швейцарцами. Три полузащитника хозяев — Пол Гаскойн, Пол Инс и Стив Макманаман — играли в совершенно не свойственной, казалось бы, английскому футболу манере, напоминавшей скорее голландскую: дорожили мячом, завязывали многоходовые комбинации в середине поля, тщательно подготавливая атаки, а не полагаясь, как это часто делают в английском футболе, на индивидуальное мастерство форвардов, которые должны выиграть борьбу за наудачу запущенный поближе к чужим воротам мяч. Вот в такой-то команде смогли бы полностью раскрыться художники типа Гленна Ходдла и Криса Уоддла, которым в их время, увы, не всегда удавалось получить признание тренеров сборной. Однако хватило англичан лишь на полматча такой игры, основанной на аккуратном владении мячом и комбинационной изобретательности. А все потому, что вели ее лишь три названных выше полузащитника. Окружали же их самые что ни на есть традиционалисты — правый хав Даррен Андертон и форварды Ширер и Шерингем. Да и игроки обороны в целом еще не готовы к постоянному участию в комбинационной игре. Вот и получалось, что мяч у англичан не держался ни спереди, ни сзади, а только в середине поля.

В итоговом протоколе матча. отмечено, что английская сборная владела мячом 55 процентов игрового времени. Но, по визуальным наблюдениям, львиная доля этого времени приходится на тройку хавбеков-комбинаторов. Именно это неравномерное распределение нагрузки и привело, судя по всему, к резкому спаду во втором тайме. У голландцев, с которыми я уже проводил параллель, такого обычно не происходит, ибо в этой команде по меньшей мере шесть-семь игроков участвуют в комбинационной игре. Сборная Венейблса же держалась, как планета Земля в представлении древних, на трех китах, силы которых, увы, оказались не беспредельными.

Не случайно тренеру в конце концов пришлось заменить и Макманамана, и Гаскоина. Впрочем, в послематчевом интервью Венейблс отметил, что сделал эти замены вовсе не потому, что Гаскойн и Макманаман якобы играли хуже других. «Я мог заменить любого из восьми игроков, — сказал он, — ибо вся наша команда очень устала».

Эти слова тренера порождают вопрос, связанный уже не с манерой игры, а с функциональной готовностью команды, ибо если причина усталости Инса, Гаскоина и Макманамана объяснима, то от чего же устали остальные? Сам Венейблс терялся в догадках и честно признал: «Я озадачен — такого я никогда не видел».

Для поиска ответа на этот вопрос у Терри Венейблса есть неделя, ибо команда, претендующая на успех в турнире, ко второму матчу уже должна набраться сил для того, чтобы играть в свою игру более одного тайма.

Пробыв в Англии всего несколько дней и увидев лишь один матч сборной, я уже смог понять, насколько нелегко Венейблсу оставаться верным этой самой своей игре, ибо противников у него ничуть не меньше, чем сторонников.

В свое время его приход в сборную был радостно воспринят теми, кто считал, что для успеха в международных соревнованиях англичане должны перенимать зарубежный опыт, заимствовать все лучшее, что есть в континентальном футболе, а не стоять упрямо на своем. Такие люди приветствовали назначение Венейблса, который, поработав в «Барселоне» (он выиграл с каталонским клубом чемпионат Испании и дошел до финала Кубка чемпионов), изучил европейский футбол и активно внедрял этот опыт в «Тоттенхэме». Уже сейчас, независимо от результатов, ясно, что период работы Венейблса со сборной стал началом новой эры, которая, вполне возможно, продолжится уже при Гленне Ходдле — еще одном знатоке континентального футбола.

Но вместе с тем у Венейблса есть множество врагов. Они на следующий день после матча со Швейцарией изощрялись в оскорблениях в адрес Гаскоина, называя его плейбоем и требуя немедленного изгнания из сборной, упражнялись в остроумии («Судя по всему, Гаскойн и Макманаман преждевременно покинули поле, чтобы отправиться на консультацию к адвокату насчет своих воздухоплавании»). Дело здесь, естественно, не в личностях: вполне могу допустить, что своим поведением Гаскойн в состоянии кого угодно настроить против себя, но призыв избавиться от него равносилен требованию вернуться к прежней игре, отказаться от всего того, чего Венейблс на радость многим соотечественникам добился за два года.

Впрочем, еще рано говорить, что он чего-либо добился: сборная при нем хоть и проиграла всего лишь один матч из 19, да и то бразильцам, по-настоящему качественную игру показывала лишь эпизодически. И все же те перемены, которые происходят на наших глазах с английской командой, впечатляют. Трудно сказать, принесет ли это желанный результат, однако выступить хуже, чем на двух предыдущих чемпионатах Европы, англичанам едва ли удастся. Правда, это слабое утешение, принимая во внимание, что нынешнее первенство проходит у них на родине.

Ну, а итог дискуссии о роли и месте Пола Гаскоина предлагаю подвести высказыванием швейцарского форварда Стефана Шапюизы после матча открытия: «Когда Гаскойн в порядке, Англия сильна, когда его нет, она — ничто».

Швейцарцы, надо сказать, не скрывали своего удивления ходом матча. Так, защитник Стефан Хеншоц признался: «Я большего ожидал от Ширера и Шерингема. Мы ехали на «Уэмбли», готовясь к битве, но соперник так и не проверил нас по-настоящему».

Готовность швейцарцев к суровому испытанию продемонстрировал сугубо оборонительный вариант состава, в котором выпустил свою команду на поле Артур Жорже.

Полтора года назад в Лиссабоне, беседуя с Жорже, возглавлявшим тогда «Бенфику», я отчетливо понял, что этот крепкий профессиональный тренер придерживается весьма прагматических взглядов на игру. Он отдает себе отчет в реальных возможностях своих команд и ставит перед ними столь же реальные цели, исходя из способностей игроков и думая прежде о результате, а потом уже о зрелищности игры.

Довольно жестко он отвечал тогда на мои вопросы об игре приведенного им за несколько месяцев до нашей встречи «Пари Сен-Жермена» к титулу чемпиона Франции. На замечание о том, что многие критиковали его клуб за излишний практицизм, он возразил: «Зато я приучил Париж к победам». Однако вскоре ему пришлось расстаться с «Бенфикой», прежде всего потому, что именно победы обходили стороной Лиссабон.

Что же касается возможностей сборной Швейцарии, которую Артур Жорже возглавил лишь несколько месяцев назад после отъезда работавшего с ней четыре года Роя Ходжсона в миланский «Интер», то они более чем ограничены. Из всех тренеров команд-финалистов он работает самый короткий срок, и вот при таком лимите времени его профессионализм и взгляды пришлись весьма кстати. Нельзя было ожидать от него, в отличие, скажем, от того же Венейблса, что он за отведенный ему срок сумеет поставить команде игру, которую принято называть своей.

В распоряжении Жорже к тому же нет звезд европейского уровня в полном смысле этого слова. Лишь три-четыре игрока — Кубилай Тюркильмаз, Чириако Сфорца, Марко Пасколо да вышедший на замену Стефан Шапюиза — классом выше среднего. Потому и не удивил стартовый состав швейцарцев, в котором было пять защитников и из которого явствовало, что Жорже сделал ставку на оборону. Впрочем, это вовсе не означает, что швейцарцы только об обороне и думали. Еще в первом тайме приятно удивило, как грамотно они время от времени начинали прессинг вблизи штрафной площади англичан, чем затрудняли развитие их атак. Именно 8 эти моменты, напоминающие действия сегодняшнего «Ювентуса» и сборной Италии, сидевший рядом со мной на трибуне Энцо Беарзот, освещающий чемпионат в газете «Туттоспорт», откладывал свою неизменную трубку, распространявшую приятный аромат настоящего табака на всю ложу прессы, и начинал строчить в блокнот. Любопытно, не думал ли он тогда, что новое — это хорошо забытое старое, ведь уж кто-кто, а его-то «скуадра адзурра», которую 14 лет назад он привел к победе на мировом первенстве, прекрасно понимала, что такое прессинг, применяя его, правда, в основном лишь на своей половине поля.

Если из первого тайма запомнились лишь три контратаки Тюркильмаза, особенно та, после которой Марко Грасси умудрился попасть в перекладину с трех метров, то 15: минутного перерыва хватило Жорже для такой перегруппировки сил, которая позволила швейцарцам прочно завладеть инициативой и надолго запереть соперников на их половине поля. Об избранном в начале оборонительном варианте речи уже не шло. Две линии — оборона и полузащита — синхронно выдвинулись вперед, лишив англичан возможности разыгрывать мяч в середине поля. А после того как Тюркильмаз, более чем кто-либо заслуживший гол, реализовал пенальти, швейцарцы имели не меньше шансов вырвать победу, чем их соперники. На что Артур Жорже обратил внимание собравшихся журналистов после матча. Когда его спросили, доволен ли он ничейным исходом, он в своем стиле заявил: «Для команды это не очень хорошо, а для матча в целом — нормально». И он не был бы собой, если бы не упомянул о том, что некоторые его игроки посчитали, будто гол Ширера был забит из офсайда. При этом на вопрос, справедливо ли.был назначен пенальти, Жорже ответил, что, на его взгляд, пенальти был бесспорен.

Стюарт Пирс, непосредственный участник эпизода, по его собственным словам, был расстроен не судейским решением, а неубедительной игрой своей команды. «За девять лет выступлений в сборной, — отметил он, — я был свидетелем стольких судейских решений, которые можно было бы обсуждать бесконечно, и тогда пришлось бы бросить играть в футбол. Сегодня решение было принято против меня, и мне ничего не оставалось, кроме как подчиниться ему. Судья был неподалеку от меня, и мяч действительно попал мне в руку. Но, честно говоря, мне не верится, что я сыграл рукой».

Возможно, этот эпизод был спорным: Грасси, пытавшийся перебросить мяч через Пирса, находился слишком близко к нему, а рука Пирса — к его голове, чтобы говорить, что защитник сознательно прерывал полет мяча. Тем не менее решение арбитра, пожалуй, пошло на пользу: сам Диас Вега избежал упреков в пособничестве хозяевам, швейцарцы получили заслуженное 35-минутной осадой ворот Симэна очко, а англичане поняли, что, если они хотят добиться успеха, им нужно еще работать и работать. Да и борьба в группе обострилась, что тоже приятно.

ОЛЕГ ВИНОКУРОВ. ЛОНДОН - БИРМИНГЕМ.

Еженедельник "Футбол", № 05 (1878), 1996

Обзор матча от sp1873

Обзор матча от ZwoelfMagazin

2011-07-30 12:39:13
 
Комментарии
2012-05-25 09:53:40